Что мы должны лечить в каждом пациенте

Страница 3

Критика обвиняет гомеопатию в том, что она основывается на местных или патологических симптомах и признает лишь гомеопатический диагноз, таким

образом отрицая необходимость патофизиологического диагноза. Неудивительно, что тем, кто не понимает гомеопатии, наш подход кажется ненаучным, когда без дополнительных объяснений мы утверждаем, что задача врача-гомеопата — поставить диагноз, не основанный на патологических повреждениях. Другие обвиняют нас в том, что мы совсем не обследуем пациентов и, отрицая объективное обследование, пренебрегаем патофизиоло­гическим процессом.

В ответ на это я могу только повторить несколько основополагающих по­ложений. По мнению Гиппократа, болезненный орган не может быть отде­лен от целостности пациента в пространстве и времени. Подтвержденный логической аргументацией, его синтетический подход к медицине стал предвестником сегодняшнего изучения конституциональной предрасположен­ности, восприимчивости, гуморальных дискразий, неврологии и эндокри­нологии, гомеопатии, реакции на стресс и современных психосоматических теорий в противоположность аналитической школе медицины, до сих пор ищущей specie morbosa, которые необходимо подавлять, и считающей паци­ента пассивным существом. Современная медицина понимает, что обе шко­лы должны разрешить свои разногласия. Как гласит известное изречение Клода Бернара: последнее проявление болезненного феномена является физическим, но причина его появления — жизненная.

Гомеопатия основывается на двух подходах одновременно: аналитичес­ком и синтетическом. Полный анамнез заболевания позволяет врачу изу­чить не только текущие и прошлые симптомы, но также ранжировать харак­терные симптомы, индивидуализирующие пациента. Общая динамическая реакция пациента составляет его «личностный коэффициент», синдром, на основе которого назначается лечение. Однако это не значит, что мы пренеб­регаем диагнозом заболевания или патологическими нарушениями. Будучи далекой от догматизма, в чем ее часто обвиняют, гомеопатия использует зна­ния, накопленные всеми медицинскими специальностями, чтобы поставить патологический, неврологический и психологический диагнозы, а затем от­делить типичные симптомы заболевания от нетипичных, т.е. характерных для конкретного пациента. Именно эти, последние, не имеющие прагмати­ческой ценности для общепринятой медицины, и являются истинными го­меопатическими симптомами.

В соответствии с основной целью лечения, которая выходит далеко за рам­ки дедуктивной классификации, основанной на патофизиологических синдромах (что характерно для школы Галена), гомеопатия предлагает новую, индуктивную классификацию, основанную на подобии между естественны­ми синдромами и синдромами — результатами испытаний лекарств на здо­ровых людях, и отражает античную концепцию дискразий, или гуморально­го дисбаланса, Гиппократа.

Основу гомеопатической классификации составляют патогенезы, или кли­нические картины, вызываемые лекарствами в ходе испытаний. Гиппократ утверждал: лекарство, которое вызывает спазмы мочеточника у здорового, вылечивает спазмы мочеточника у больного. Двадцать четыре столетия спу­стя мы вместе с Ганеманом можем сказать, что случай острого гастроэнтери­та, вылеченный им с помощью черного морозника, был не острым гастроэн­теритом, а болезнью Helleborus, поскольку это средство вылечивает специфи­ческий тип пациентов с сильнейшим гастроэнтеритом.

В эпоху Возрождения Парацельс говорил, что болезней столько же, сколь­ко больных. Страдания пациента как жизненной единицы должны носить не название болезни, а название химической субстанции, производящей аналогичное действие.

Способ, которым приготовляются гомеопатические лекарства, высвобождает их молекулярную энергию. Динамизированные таким образом и принятые в минимальных дозах, они способны вызывать у человека специфические модаль­ности, позволяющие диагностировать каждый конкретный реактивный синд­ром. Аналогичным подходом пользуется токсикология, предлагающая нам клиническую картину, которая отражает экспериментальный патогенез. На­пример, мышьяк разрушает ткани, вызывает гангрену, изъязвления и сепсис; но в бесконечно малых дозах это средство соответствует, а значит, вылечивает син­дромы с аналогичной деструктивной тенденцией.

Опиум является наркотиком, который вызывает пассивные конгестии мозга, глубокий ступор, гиперемию глаз, обычно наполовину прикрытых веками, затрудненное дыхание и горячий обильный пот; но в бесконечно малых дозах это первое лекарство, о котором думает гомеопат, сталкиваясь с картиной геморрагического инсульта.

Яд змеи Lachesis trigonocephalus в последнее время приобрел печальную известность при лечении злокачественных новообразований из-за появле­ния вторичных диэнцефальных, бульбарных реакций со спастическими, ва­зомоторными и гемотоксическими симптомами. Это картина менопаузы с гипоманиакальным возбуждением, удушьем, горячими приливами, крово­течениями и кровоподтеками, состояние, которое данный яд в бесконечно малых дозах значительно улучшает.

Страницы: 1 2 3 4 5

Дополнительные материалы

Гомеопатическая клиническая практика
(1964) Случай 6 Мистер М. Б., 49 лет, болен диабетом в течение 11 лет. Его рассказ я привожу здесь дословно. «Я получал инсулин, и некоторое время все было нормально, но пять лет назад у меня появилась язва на ступне, которая долго не заживала. В конце концов она зажила, но затем аналогичная язва появилась на второй ступне, что стало началом развития гангрены. Однако д-р Детинис спас мою ступню, сумев обойтись без операции. Два-три месяца назад я начал чувствовать боль в сердце и печени. Б ...