Физиологические основы зрительных иллюзий восприятия размера

Страница 5

Хотя теория перспективы ведет нас по ложному пу­ти, она значительно ценнее тех теоретических представ­лений, которые вообще не связаны с фактами. Нам ка­жется, что в идее перспективы есть все же нечто важное. Теперь мы попытаемся развить теорию иллюзий, кото­рая учитывает положение о перспективе, но приводит к правильным предсказаниям, а также связывает иллю­зии с другими явлениями восприятия. Имеет смысл уде­лить некоторое внимание этим соображениям, чтобы пу­тем установления связей между явлениями прийти к пониманию иллюзий. Иллюзии тогда становятся не очевид­ным результатом воздействия на зрительную систему определенных структур, а скорее одним из возможных путей исследования основных процессов, участвующих в зрительном восприятии мира.

Существуют процессы восприятия, которые могут быть полностью ответственны за возникновение искаже­ний,— это константность величины. Это явление состоит в тенденции перцептивной системы компенсировать из­менения сетчаточного образа, происходящие вместе с из­менением расстояния до видимого объекта. Это удивитель­ный процесс, действие которого в определенных условиях мы можем наблюдать на самих себе. Он может нару­шаться, и, когда это случается, этот процесс вместо того, чтобы сохранять зрительный мир относительно стабиль­ным, может вызвать нестабильность и искажения обра­за. Эта связь явлений константности зрительного вос­приятия и иллюзий — довольно новая мысль. Мы опи­шем эксперименты, посвященные исследованию этой свя­зи, после того как мы рассмотрим явления константности более подробно. Изображение предмета удваивается по величине, когда расстояние до него сокращается вдвое. Это простой факт из геометрической оптики, который используется при фотографировании, когда наводят объектив. Почему это происходит, должно быть ясно из рис. 9,13. Но здесь наблюдается странное явление — и оно, конечно, требует какого-то объяснения; оно состоит в том, что, хотя изо­бражение объекта увеличивается при сокращении рас­стояния, его воспринимаемая величина остается почти неизменной. Посмотрим на зрителей в театре — все лица кажутся нам почти одинаковыми по величине, несмотря на то что изображения лиц, находящихся вдали, значи­тельно меньше, чем более близких к нам. Посмотрите на кисти ваших рук — одну на расстоянии вытянутой руки, а другую — вдвое ближе; они будут казаться совершенно одинакового размера, в то время как изображение на сетчатке дальней кисти руки будет составлять только по­ловину величины (линейной) ближней. Но если ближ­нюю кисть расположить так, чтобы она закрывала даль­нюю, тогда они будут восприниматься как совершенно различные по величине. Этот маленький эксперимент стоит провести. То, что теперь известно как констант­ность величины, было описано Декартом в 1637 году в его работе "Диоптрика":

«В заключение,— пишет Декарт,— мне нет необходимости го­ворить что-либо специальное о нашем способе видеть величину или форму предметов, он полностью детерминируется нашим способом видеть расстояние и расположение частей этих предме­тов. Таким образом, их величина оценивается в соответствии с нашими знаниями или нашим мнением об их удаленности в со­четании с величиной изображения, которое отпечатывается на задней стенке глаза. Абсолютная величина изображений не имеет значения. Ясно, что эти изображения в сто раз больше, когда объекты очень близко от нас, чем когда они находятся на рас­стоянии в десять раз большем, однако нам не кажется при этом, что объекты увеличиваются в сто раз (по площади, а не по ли­нейным размерам); напротив, они кажутся почти той же ве­личины, во всяком случае, до тех пор, пока мы не ошибаемся (слишком сильно) в оценке расстояния».

Здесь мы имеем такое ясное изложение явления константности величины, какого не находим у психоло­гов более позднего времени. Декарт описал также и то явление, которое теперь называется константностью формы.

«Кроме того, наша оценка формы явно исходит из нашего знания или мнения о расположении различных частей предметов и не согласуется с изображением в глазу, так как в этих изо­бражениях обычно овалы и ромбы там, где мы видим круги и квадраты».

Способность перцептивной системы компенсировать изменения расстояния была очень детально исследована, особенно английским психологом Робертом Таулессом в 30-х годах. Таулесс измерял величину константности в различных условиях у различных людей. Он пользо­вался очень простой аппаратурой: только линейкой и кусками картона. Для измерения величины констант­ности он помещал квадрат из картона на определенном расстоянии от наблюдателя и несколько квадратов раз­личной величины — вблизи. Испытуемый выбирал из числа лежащих перед ним квадратов тот, который казал­ся ему такой же величины, что и дальний образец. Со­поставляя эти квадраты, легко можно количественно оценить меру константности. Таулесс обнаружил, что его испытуемые обычно выбирают квадраты почти той же самой величины, что и настоящая величина удаленного образца, хотя изображение этого квадрата на сетчатке было меньше, чем изображение ближних квадратов. Как правило, константность была почти абсолютной по отношению к довольно близким предметам, однако она нарушалась при оценке очень отдаленных предметов, ко­торые кажутся совсем игрушечными. (Константность не сохранялась, если предметы имели мало признаков глу­бины. Критически настроенные испытуемые, так же как и художники с большим опытом, проявляли меньшую константность. Как и предполагал Декарт 300 лет назад, существует перцептивная шкалирующая система, благодаря которой одинаковые по размерам объекты, расположенные на различных расстояниях от наблюда­теля, кажутся ему «почти равными по величине, по крайней мере если он не ошибается в оценке расстоя­ния». Таулесс измерял также константность формы; с этой целью он нарезал серию картонных ромбов или эллипсов различной кривизны, помещал их перед испы­туемым и предлагал ему выбрать те из них, которые соответствуют по форме образцам — вырезанным из картона квадратам или кругам, расположенными под определенным углом к линии взора испытуемого. Автор снова обнаружил, что константность формы довольно вы­сока, но не абсолютна, и вновь испытуемые очень сильно различались по величине константности: у критически настроенных субъектов и художников опять наблюдалась тенденция к меньшей константности по сравнению с ос­тальными испытуемыми, причем некоторые испытуемые в этих экспериментальных условиях могли более или ме­нее произвольно изменять величину своей константности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Дополнительные материалы

Группа жителей крупных городов
Мы выделили эту группу как типичную для развития синдрома хронической усталости у жителей крупных городов, так как именно у них четко проявлялись все социально-экологические пороки современной жизни в большом городе и развивались типичные симптомы синдрома хронической усталости. Данную группу составили 25 человек в возрасте от 25 до 38 лет с высшим и законченным средним образованием, ненормированным рабочим днем. Факторами риска являлись: у 21 человека - алкоголизм в форме бытового пьянства ...