Физиологические основы зрительных иллюзий восприятия размера

Страница 9

Представителями людей, живущих в «неперспектив­ном» мире, являются зулусы. Их мир можно охарактери­зовать как «культуру круга»: их жилища круглые, двери тоже круглые, они распахивают свою землю не прямыми, а закругленными бороздами, и лишь немногие предметы их обихода обладают углами или прямыми линиями. Та­ким образом, зулусы идеальные испытуемые для наших целей. Было обнаружено, что они испытывают иллюзию стрелы лишь в небольшой степени, в то время как дру­гие иллюзии у них почти совсем не возникают. Было проведено исследование людей, живущих в гус­том лесу. Восприятие этих людей представляет интерес, поскольку они не видят предметов на большом расстоянии, так как у них в лесу имеются лишь небольшие свободные пространства. Когда их вывезли из леса и показали им объекты, расположенные на большом расстоянии, они воспринимали их не как удаленные, а как маленькие. У людей, живущих в условиях западной культуры, подоб­ные искажения восприятия возникают, когда они смотрят вниз с высоты. Из окна верхнего этажа объекты кажутся слишком маленькими с точки зрения наблюдателя, хотя кровельщики и люди, работающие на лесах и перекры­тиях небоскребов, сообщают, что они видят объекты внизу без искажений. По-видимому, непосредственный опыт — важный фактор в установлении зрительной оценки объек­тов.

Этот вывод следует также и из наблюдений над ослеп­шим в детстве человеком, у которого зрение было восста­новлено операционным путем в зрелые годы. Вскоре после операции он думал, что может вы­прыгнуть из окна больницы на землю, не причинив себе вреда, хотя окно находилось на высоте 10—12 метров. Хотя он ошибался при оценке высоты (расстояния до земли), в оценке знакомых ему горизонтальных расстоя­ний он был довольно точен. Подобно зулусам, у него не возникали никакие обычные иллюзии, кроме иллюзии стрелы, да и то в небольшой мере.

Иллюзия стрелы была измерена у некоторых животных, особенно у голубей и рыб. Методика опыта заключалась в том, что у экспериментальных животных выра­батывалась реакция выбора более длинной из двух линий, и, после того как эта реакция закреплялась, им предъяв­лялся рисунок со стрелами, древки которых были объек­тивно одинаковой длины. Выберут ли они стрелу, кото­рая кажется нам длиннее? И голуби и рыбы выбирали именно эту стрелу. Таким образом, очевидно, что и жи­вотные также испытывают иллюзии.

(Фактически этот эксперимент не так прост, как это может показаться, поскольку важно установить, что жи­вотные реагируют именно на длину древка стрелы, а не па длину всей фигуры. Для этого приходилось вырабаты­вать у животных дифференцировки на линии, имеющие различную форму наконечников на обоих концах для то­го, чтобы быть уверенным, что именно длина самих ли­ний, а не общая длина фигуры вызывает реакцию живот­ных. В этот период тренировки следовало быть осторож­ным и не использовать в качестве наконечников такие, которые могли бы вызвать иллюзии.)

Свидетельства представителей тех культур, в кото­рых мало символов перспективы (хотя им все же свойст­венны некоторые признаки перспективы, например те, ко­торые возникают при движении, то есть признаки «дина­мической перспективы»), показывают, что они испыты­вают лишь слабые иллюзии или же полностью лишены их, если признаки перспективы в рисунке едва намечены. Наб­людение над человеком, ослепшим в детстве, также об­наруживает, что иллюзии частично зависят от предвари­тельного зрительного опыта. Факты, полученные в (экспе­риментах над животными, свидетельствуют, что иллю­зии свойственны не только перцептивной системе человека, но возникают также и при менее развитых глазах и мозге. Было бы интересно поместить животных в среду, лишенную признаков перспективы, а затем исследовать их иллюзии. Вполне вероятно, что иллюзий у них не бу­дет. Фактически попытка провести такой эксперимент на рыбах была сделана в лаборатории автора. Но, к сожале­нию, эти рыбы погибли, хотя, вероятно, не из-за наруше­ний восприятия.

В связи с тем, что мы сказали о представителях иных культур, следует добавить, что эти люди мало или совсем не рисовали и не фотографировали знакомых предметов, так же как и слепой в прошлом человек, после того как

он прозрел. Вероятно, признаки перспективы используют­ся только после накопленного опыта, после того как зри­тельные ощущения связываются с тактильными, и только тогда соответствующие признаки перспективы вызывают искажения величины при восприятии плоских изображе­ний. Имеются некоторые доказательства того, что модели рисунков, о которых шла речь выше, вызывают наруше­ния восприятия величины и при оценке их на ощупь. Так, по-видимому, происходит и у слепых людей, ощупы­вающих подобные модели. Факты такого рода прежде всего относятся к иллюзии стрелы, хотя, возможно, это не лучшее подтверждение гипотезы, поскольку ошибки в оценке длины подобных моделей могут быть обуслов­лены ограниченными возможностями тактильной системы в оценке пространственных соотношений, вследствие че­го возникает тенденция помещать конец линии за уг­лом — при ощупывании расходящихся концов наконечни­ка — и перед вершиной угла — при ощупывании сходя­щихся концов наконечника стрелы. Таким образом и воз­никает ощущение удлинения первой и укорочения вто­рой стрелы. Как уже было сказано (в связи с обсужде­нием теории ограниченной остроты зрения), это самое неубедительное объяснение иллюзий, касающихся зре­ния, потому что зрительная система обладает высокой чувствительностью; однако, возможно, это служит объяс­нением для осязания, где чувствительность настолько низка, что эта причина может привести к искажению углов моделей стрел. Все это звучит довольно триви­ально: серьезный разговор о тактильных иллюзиях мо­жет состояться лишь после того, когда мы узнаем о них значительно больше. Но если будет доказано, что искаже­ния в осязании возникают не только вследствие ограни­ченных сенсорных возможностей этой системы, тогда ил­люзорные искажения будут отнесены к числу более об­щих и фундаментальных фактов, чем это предполагается сейчас.­

Страницы: 4 5 6 7 8 9 10

Дополнительные материалы

Диагноз инфекционного эндокардита:
1. Общие и периферические симптомы: - “землистый” цвет кожи - петехии на коже, слизистой рта, нёба, на конъюнктиве (симптом Лукина) - геморрагические пятна Джейнуэя (на ладонях и стопах) - узелки Ослера (на пальцах рук и ног) - лимфоаденопатия 2. Висцеральные поражения: - сердечно-сосудистая система: порок аортального или митрального клапана, миокардит, сердечно-сосудистая недостаточность и(или) аритмии - почки: диффузный гломерулонефрит, экстракапиллярный гломерулонефрит - гепато- ...